Пошли в атаку с криком «Наших бьют!»,
Хотя никто не бил пленённых дам,
У многих драка первая, дебют,
Но есть задача — рвать всех гадов в хлам.

Лупили кто чем может писюнов,
Заталкивали женщин в самолёт,
Теснили к джунглям местных казанов,
К врагам у нас безжалостен народ.

Чуть задержались, выручая Ленку,
Яйцо в неё вцепился словно клещ,
У Ленки больно сладкие коленки,
Нерукотворно созданная вещь!!!

В обоих смыслах старый сердцеед
Буквально вис на сочной магаданке,
На ней сошёлся клином белый свет,
Сломали об Яйцо тогда три палки.

Винтами взвыв, поехал самолёт,
Крыло погнутое фиксируют лианы,
Но видно, не закончен переплёт,
Бегут за самолётом каннибалы.

Из луков бьют прицельно в фюзеляж,
Метают с силой копья в его крылья,
Решили гады брать на абордаж,
Видать, не отказались от насилья.

И несмотря на то что в сапогах,
Быстрее всех бежал хромой Яйцо,
Но без копья, букет в его руках,
Не отставал, держался молодцом.

Закончится уж скоро ровный пляж,
— Взлетай!!! — орали хором на пилота,
Не то чтоб паника, скорей ажиотаж,
Уж очень пассажирам жить охота.

Взлетел с трудом огромным самолёт,
На бреющем пошёл над океаном,
Сидели, слушали, открыв в восторге рот,
Как Лёнька стал у писюнов шаманом.

Скрипит едва слегка кривой штурвал,
Трещат крыло держащие лианы,
На острове с вулканом тосковал
Яйцо помятое по Ленке и шаману.

Бухта Нагаева под погнутым крылом,
Снега и сопки русской Колымы,
Мэр выживший глядел на всех орлом,
От счастья дамы плакали навзрыд.

В диспетчерской аэропорта «Сокол»
Диспетчеры повскакивали с мест,
Садился рейс, не прямо, как-то боком,
На крыльях стрел и копий торчал лес.

Подали трап, кто прилетел с визитом?
Откуда прибыл этот странный борт?
Как с банка после выплаты кредита
Пошёл наружу голенький народ.

Да, холодно, но нет предела счастью,
Все землю целовали как один,
Идут на пользу всякие напасти,
Ведь только клином выбивают клин…

(конец…)))
Пименов О. 10.02.18г.