Пока шаман там что-то завывал,
Бойцов вводя в священный трепет,
Все как один усиленно внимал,
Шептал что Синий, перейдя на лепет.

— Шаман за нас! — Он сразу всем сказал,
Дыша на них хорошим коньяком.
— Ты что ж родной, его завербовал?
— Сидели вместе, был я с ним знаком.

— Шаман сидел у нас на Колыме?
— А как Шаман попал на Магадан?
— Вы в зоне были или на тюрьме?
— Шаман, похоже, мелкий уркаган.

Вопросы шепотом и лепетом ответ,
Дел никаких и время завались.
Беседы в группе развивают интеллект,
Но зачастую укорачивают жизнь.

— Короче, братцы, надо нам валить!
— Мы просто что, уйдём от них пешком?
— Скажите «Да», кто очень хочет жить..!!
Сказали все, но тихо, шепотком.

Вождю стоять вообще невмоготу,
Шаман ещё тут с бубном со своим,
Не взять ли даму, прислонить к борту,
Часы безделья посвятить любви.

Прищурив правым веком правый глаз,
Вождь начал выбирать одну из всех,
Вон та хорошая, такой широкий таз,
Вот создана прям стерва для утех.

И он отдать приказ уже хотел,
На Ленку даже пальцем показал,
Но тут Шаман тревожное запел
И на вулкан он закатил глаза.

Из песни слов не разобрать вообще,
Но смысл общий можно уловить,
Вначале кажется — о сущности вещей,
А после, типа — быть или не быть.

В конце пропел Шаман уже про то,
Как с пленных разом страшную болезнь
Снять ритуалом он сейчас готов,
Опасно их иначе будет есть.

Лупил он в бубен так, что кроме ног
Вождь испытал и головную боль,
Не осечёшь, Шаман почти что бог,
Народа правда, суть его и соль.

Служитель культа тут же дал приказ
Грузить всех пленных скопом в самолёт,
Он вместе с ними пару-тройку раз
Вокруг вулкана совершит облёт.

Тем самым отпугнёт болезни все,
И наконец-то можно сесть пожрать,
Мужик — шаман отчаянный совсем:
— Эй, пленных начинайте загонять…

Когда на Ленку через левый глаз
Ужасный вождь внимательно смотрел,
Казалось ей, что солнца диск погас,
Сейчас начнётся жесткий беспредел.

Два дня не емши, нету сил, хоть плач,
Как выжить, не ударить в грязь лицом.
Ткнул в Ленку пальцем изверг и палач
Вождь с именем «Помятое яйцо».

И повезло, что заблажил Шаман,
Вождь тут же руку с пальцем опустил
И приказал, Задорный баклажан
Чтоб пленных в самолёт тот заводил.

Невнятно, будто в аэропорту,
Объявлена посадка в самолёт,
Не описать мне эту суету,
Как ломанулись пленные на борт.

Тут вождь отдал ещё один приказ:
— Летят к вулкану только мужики!
— Что он удумал, грёбаный карась?
Сжимал Шаман в бессилии кулаки.

Тут начался ужасный крик и гвалт,
Пищали женщины, когда хватали их
Захватчики, уже входя в азарт,
Спастись у женщин шансов никаких.

— О, мудрый вождь, Помятое яйцо..!
Зачем ты женщин не пустил на борт?
Невозмутимым сохранить лицо
Шаман старался, стиснув свой топор.

— Лети, снимай заклятие с еды,
Ведь женщин мы не собирались есть..
Вверх от костров уже струился дым.
— Давай не мешкай, жду тебя я здесь!

Ответил Лёньке Мятое яйцо
И к женщинам направился, стервец,
Готовы уже угли под мясцо.
— Похоже, плану нашему конец…

Подумал в ужасе взволнованный Шаман,
Беспомощный на Ваську бросил взгляд,
Взгляд говорил – мол, под угрозой план,
Яйцо сказал, что дамы не летят!!!

На борт легко загружен инвалид,
Пилот в кабине, тоже хорошо,
Коварный вождь вдруг воинам велит
Отсечь всех женщин, что произошло?

К вождю идёт спокойный Леонид,
Видать, про женщин задал он вопрос,
За каждой мелочью Василий сейчас бдит:
— Что там удумал главный «эскимос»?

Во взгляде Лёньки тёмная тоска,
Вождь похотливый нарушает план,
На глаз два метра где-то для броска,
Там топчется ближайший истукан.

— Эй, мужики, готовьтесь на рывок,
Придётся с голой пяткой на копьё!
Мы русские, а значит, с нами Бог!
— А, может, в самолёте есть ружьё?!

Спросил с надеждой в голосе майор.
— Вообще-то я по паспорту киргиз.
— Идти на копья — это просто вздор!
Тут прения закончил женский визг…

(конец пятой части…)

10.02.18г.