Все, страшно радуясь, полезли к выходу,
Вперёд хотели женщин пропустить,
Сославшись на ушибы и на вывихи,
Наружу дамы не спешили выходить.

Спихнули первым трезвого майора,
Тот шлёпнулся на тёпленький песок.
— Вот это пляж!!! Какое море!!! —
Внизу послышался майорский голосок.

Гурьбой на головы друг другу
Посыпались, как из мешка горох,
Глазами жадно обведя округу,
Задерживали в лёгких вдох.

— Да это Рай, а, может, даже лучше!
Кричал, перекрывая грохот волн,
Счастливый мэр: — Я мест не видел круче!
Обнял он пальму как берёзы ствол.

Пляж золотой, шуршанье белой пены,
Сияющий под солнцем океан,
Все раздеваться начали мгновенно,
Швыряя зимнее на пряди из лиан.

Ни у кого купальных нет костюмов,
Ну, да и ладно, рядом нет детей,
К волнам вприпрыжку, скинув шубы,
Сверкая пятками, неслась толпа людей.

Ныряли, плавали и брызгались водою,
Кто загорал, валяясь на песке,
Не видели, как прячась за листвой,
Следил за ними с топором в руке

Охотник племени «Большие писюны»
По имени «Задорный баклажан»,
Прожив на свете двадцать две весны,
Невозмутим, как древний истукан.

Суровый, сильный, воин-каннибал,
Считая, пальцы гнул по десять раз,
Потел, терпел, но всех пересчитал,
Потратив не один на это час.

О том не ведая, что взяты на учёт
И взвешены на людоедский глаз,
Все радовались, солнце как печёт,
Кто в профиль загорая, кто в анфас.

На воздухе приходит аппетит,
Особенно когда он бриз морской.
— Пускай пилот за пиццей полетит!
Хочу с грибами, сыром, колбасой!

Дала наказ для мэра секретарь,
Губ эротично надувала силикон,
Он в мэрии и бог для всех и царь,
А здесь он просто для неё Антон…

Лысеющий брюнет за шестьдесят,
Зачем он эту дуру взял с собой?!
Вон мужики как на неё глядят,
Что он им сделает, пузатый и нагой?

Побрёл искать пилота старый мэр,
Пусть срочно купит пиццу где-нибудь,
Навстречу брёл с блондинкой офицер,
Рукой своей сжимая даме грудь.

— Эй, как тебя, иди сюда, майор! —
Военному почти что приказал.
Но тот, скотина, ухом не повёл,
И мэру честь он взял и не отдал.

Нет, надо прекратить самоуправство,
Остановить начавшийся бардак,
Он мэр, он не допустит хамство,
Вся власть сейчас в его руках.

Пилот совместно с инвалидом
Убить пытались краба палкой,
Лупили сильно, правда, мимо,
Есть хочется, и краба тоже жалко.

Мэр подошёл широким шагом,
Костюм Адама там и сям отвис:
— К обеду время. Есть нам надо,
Давай слетай, быстрее шевелись!

— Возьми шашлык и пиво к рыбе,
Про пиццу тоже не забудь.
— Так самолёт в плачевном виде,
Штурвал вон погнут, не свернуть.

Ответил краба убивающий пилот.
— Помято шасси и ещё крыло.
Вы лучше закажите вертолёт,
Нам тут и так с посадкой повезло.

— Не выйдет, потому что связи нет, —
В их диалог вмешался инвалид.
— Зачем я взял билет на этот рейс?
Никто искать сюда не прилетит.

— Ведь это не Багамы вовсе, так?
До Магадана отправлялся рейс,
Учитывая Новый год, бардак,
Искать нас будут точно, но не здесь!

— Вулкан курится, джунгли, красота!!
Наверно, острова на карте не сыскать,
Не Новый год, скажу вам, а мечта,
Это конец, нет финиш, вашу мать!

Закончил речь с надрывом инвалид,
Ударил сильно палкой крабу в глаз.
— Никто за пиццей вам не полетит,
Ступай отсюда, нам ты указ..

— Что за манеры? — Мэр кипел внутри.
— Собрать всех нужно срочно на совет,
Я вам устрою, чёрт меня дери.
С овчинку будет солнечный вам свет.

Прикрыть сначала нужно наготу,
Одеть костюм. Где брюки и пиджак?!
Вместо вещей он видел пустоту,
Одежды спёр какой-то весельчак!!!

Ботинок нет, пальто, богатых шуб,
Белья исподнего, рубашек и чулок,
Украли даже Синего тулуп,
Все на виду, ограбить кто их смог?

На вопли мэра собралась толпа,
Из всех вещей на всех один носок,
Вёл в джунгли след, примятая трава,
Видать, туда вор вещи уволок.

Остановил погоню лес густой,
Сплетение веток, листьев и лиан,
Стояли джунгли на пути стеной,
Пёр на себе Задорный баклажан

В Большие писюны огромный тюк.
Богаты будут внуки у него,
Отдаст он часть шаману и вождю,
Не сильно обеднея от того.

У самолёта мечется толпа
Голодных, обворованных людей,
На голого все смотрят старика:
— Куда завёз, скажи ты нам, злодей?

Огромной грудью колыхая в такт,
Кричала Лена Толику в лицо.
— Да это ж провокация, теракт,
Ждёт мама дома, ванна с холодцом!

Насыпан с горкой тазик оливье,
Канистра спирта спрятана в сугроб,
Семь блюд из мяса только на столе!
-Эй, кто-нибудь, закройте Лене рот..!

Кричала возбуждённая толпа,
От голода теряя здравый смысл,
Тут Синий встал и тихо всем сказал,
Донёс до масс разумную он мысль:

— Решение сейчас надо принять,
Как будем выбираться мы домой,
Я предлагаю лайнер подлатать,
Возьмёмся дружно, всей гурьбой!

— Нарежем много крепких мы лиан,
Штурвал поправим, выправим крыло,
И с божьей помощью домой, на Магадан.
Тут мэр обвёл всех взглядом тяжело:

— Я самый главный здесь, я власть,
И слушать предлагаю вам меня!
— Да нам на власть, в натуре класть,
Ты пищи для начала дай, огня…

Ту в обществе произошёл раскол,
Элита встала против колымчан,
Стал человек для человека волк,
Диск солнца погрузился в океан.

Холодный ветер страсти остудил,
Сплотил людей в живой единый ком,
И спорить нет желания и сил.
Вулкан, пампасы, океан кругом….

(конец второй части..)

06.02.18 г.