Обескровлена, выбита рота,
Нас зажали в тиски у реки,
Лёжа роет окопы пехота,
Ковыряют землицу штыки.

Каски, руки, лопатки сапёрные,
Вот наш шансовый инструмент.
— Шевелись, — подгоняет взводный,
Всем понятно, что времени нет.

Скоро немец пойдёт в атаку,
Мы им тут, будто в горле кость,
Дан приказ нам «Назад ни шагу!»,
В помощь нам ещё лютая злость.

Мы плацдарм захватили этот,
Постепенно вгрызаемся в грунт,
Есть махорка, кусок газеты,
До заката держаться нам тут.

Только драться почти уже нечем,
Израсходован боекомплект,
Нет воды, хоть река недалече,
И надежды, что выживем, нет!

В рост на нас шла пехота немцев,
Закатав рукава до локтей,
В промежутках ударов сердца
Жмём на спуск, встречая гостей.

Их отбили, теперь жди танки
Или «Юнкерсы» с неба жди,
И потерян уж счёт атакам,
Нас уже не осталось почти.

Не почти, совсем не осталось,
Стёрта рота шквалом огня,
Ненасытно впитает и жадно
Нашу кровь плацдарма земля.

Долго будут воронок шрамы
Зарастать на плацдарме травой,
Будут ждать терпеливо нас мамы,
Чуть присыпанных палой листвой.

Без отцов наши вырастут дети,
Женам лямку вдовью тянуть,
Тост в честь нашу пить будут третий,
Чтобы вспомнить и помянуть..

Пименов О. 19.01.18г.