Тяжело по глубокому снегу
Уходил от собак старый волк,
Из свидетелей — лес и небо,
Как догнали, сцепились в клубок.

Рвали в клочья серую шкуру,
Он держался, загрыз двух псов,
Снег из белого стал грязно бурый,
Волк — в крови, от хвоста до усов.

Не сдаваясь, щёлкал клыками,
Но дышать даже не было сил,
Шкура рваная виснет клоками,
Волк от стаи собак уводил.

От волчиц, от волчат неокрепших,
В стае был он один, старый волк,
Бился с псами с крови захмелевших,
Отдавая последний свой долг.

Виснут псы на морде, на лапах,
Пеленой кровь залила глаза,
Вот убита им третья собака,
И, не выдержав, лёг навсегда.

Рвали псы уже мёртвого волка,
Раззадорила псов волчья кровь,
И щетинили грозно холки,
Волчью тушу терзая вновь.

Далеко в стороне кромкой леса
Шли волчицы, вели щенков,
Чтоб набравшись мощи и веса,
Рвать могли те щенки в клочья псов.

Пименов 15.10. 17г.