Наш славный, старенький фрегат
Из тёплых вод Бенинского залива
Шёл на Гаити, тяжело, неторопливо,
На мачтах даже слышно, как кричат

Рабы в забитых трюмах до отказа.
Домой им не вернуться никогда,
Погибнут все и канут без следа,
Их голод выкосит, побои и зараза.

Чтоб бунта не было, еды даём не много,
И раз в три дня очистить трюм от тел,
Их за борт все и тех, кто заболел,
Акулья стая за фрегатом всю дорогу.

На день десятый мы попали в шторм,
В снастях завыл свирепый, стылый ветер,
Рабы кричали, жёны их и дети,
Сверкали молнии и молотом бил гром.

От рёва бури каждый здесь оглох,
Девятый вал швыряет словно щепку
Корабль наш, но держимся мы цепко,
Волна уходит, делаем мы вдох.

Рвёт в лоскуты злой ветер паруса,
Ломая мачты, их качает на канатах,
Трещат борта у старого фрегата,
Звук словно с преисподней голоса.

Так в круговерти сине — чёрных волн
Минуты тянутся похожие на дни,
Из рта щербатого «Спаси и сохрани!»
С морской водою выплеснется стон.

Не сохранил, не захотел спасти,
За рёвом бури нас он не услышал,
Валы воды до неба или выше,
Не видно нам, что скалы на пути.

Удар ужасен, в щепки рвётся борт,
Рабы под палубой, и жёны их и дети
Спастись хотят, но не пускают цепи,
И вместо воздуха хватает воду рот.

Качается то вверх, то вниз бревно,
И мёртвой зыбью затихает ураган,
За скользкий ствол вцепился капитан,
Кружат акулы, дождь идёт, темно…

Пименов О. 04.10.17г.