На орудие — два снаряда,
Есть полфляги воды на двоих,
И пять танков уже совсем рядом,
Кроме нас не осталось живых.

Я ловлю в перекрестье прицела
Уязвимый, с крестом белым бок,
Выстрел, пушка как будто присела,
Попадание, танк я тот сжёг.

Зачадил, как консервная банка,
Будто кто — то плеснул керосин,
Держись, Васька, сейчас будет жарко,
Друга я своего попросил.

Он лежал припорошенный пылью,
Белый весь был, как простыня,
Мы в подъезде одном с Васькой жили,
Без соседа никак мне нельзя.

Вошёл в тело его осколок,
Разворочал Ваське живот,
Подожди меня, друг, я скоро,
Видишь, немец на нас как прёт.

А вокруг череда разрывов,
Бьют по нам с четырёх стволов,
Я последний снаряд через силу
Тащу к пушке, ещё пять шагов.

Ну, давай!! Осталось два шага..
С лязгом я закрываю затвор,
В разных были мы передрягах,
На дистанции жгли и в упор.

Подкалиберным и бронебойным,
Для пехоты немецкой картечь,
Нашим я результатом доволен,
Но пока не об этом речь.

Застит дым панораму боя,
Пыль забила и рот и глаза,
Юнкерс в небе сиреной воет,
Я не чувствую, как я устал.

Рвать готов я фашистов руками,
Глотки гадам зубами грызть,
Стынет кровь, сотворённое вами
Не простить мне и не забыть.

И в последней моей дуэли
Я, похоже, тогда проиграл,
С Васькой чуть мы тогда не успели,
И нас немец из танка достал.

Я и Васька стоим в ожиданье,
Отпирает апостол замок,
В рай берут нас без покаянья,
Нам, наверно, Всевышний помог.

Отложил Бог тогда все заботы
И за боем смотрел с вышины,
Брал к себе батальоны и роты,
И нас с Васькой забрал с той войны…

Пименов О. 18.08.17г