Она была когда-то хороша,
Глаза по цвету неба синего,
Но шли, не торопясь и не спеша,
Её часы, поры её красивой.

И вот, как роза отцвела,
Отпахла и значительно завяла,
От жизни ничего уж не ждала,
Сюрпризов никаких не ожидала.

Аглая Марковна, пенсионер,
Жила на Мира у вокзала,
В далёком прошлом инженер
Советского рабочего закала.

Одна как перст, есть три кота,
Подруга есть, старушка Зоя,
Не жизнь, короче, а мечта —
Без стрессов и без геморроя.

Любила в парк она ходить
С названьем юности «Орлёнок»,
Сидеть на лавке, птиц кормить,
Смотреть, как маленький ребенок

К ней ковыляет не спеша,
Лопаткой красной птиц пугает,
И ветер кронами шуршал,
Шептал, как будто обещает.

«Всё будет очень хорошо,
Ты, главное, не удивляйся,
И хорошо, что дождь пошёл,
Давай, Аглая, наслаждайся…»

— Чего-то в голове шумит,
Давление, наверно, скачет,
Как будто кто – то говорит,
Смеётся что ли или плачет?

Подумала в тот день бабуля
И стала собираться ко двору,
Тут по дорожке словно пуля,
Звонком пугая детвору,

Пацан на велике промчался,
Малыш с лопаткой в лужу сел.
— Ну что ты, милый, испугался?
Он не нарочно, не хотел..

Подняла Марковна ребёнка,
К ним девочки бежала мать:
— Спасибо Вам большое за Алёнку!
И начала ей шапку поправлять.

Взяла за руку, повела к коляске.
— Лопатку вы оставили в песке!
Вдруг видит бабка, словно в сказке,
На тонкой ножке-лепестке

Из грунта вылез маленький росточек,
Прям за лопаткой в аккурат,
Весь беззащитный крохотный цветочек,
Теплу и дождичку он рад.

Мать забрала с собой игрушку,
С собой Аглая забрала росток,
Растёт пусть дома, радует старушку,
Затопчут ведь подошвами сапог.

На кухне к флоксу подсадила,
Там солнце бьёт в окно с утра,
Взрыхлила почву, всё полила
И отвлеклась на прочие дела.

Собралась утром помирать,
Ломило спину, сердце разболелось,
И Нинке в стенку принялась стучать,
С соседкой попрощаться захотелось..

Та прибежала к ней бегом,
Дала воды, дала таблеток:
— Давай, Аглая, телефон!
— На кухне он наверно где-то!

Раздался восхищенья крик:
— Ты где взяла такой цветок?!
Цвета какие — просто шик,
Прекрасен каждый лепесток!

Орала на всю кухню Нинка.
— Какой цветок, с ума сошла?
— Шедевр, не цветок — картинка,
Скажи ты, где такой нашла?

Представить не могла Аглая,
Как за ночь вымахал цветок,
На кухню шла она босая,
Чтоб с Нинкой разделить восторг.

На подоконнике за флоксом
Стоял цветок в семь лепестков,
Он был красивым и был рослым,
С каких-то дивных берегов.

В Воронеже он как-то появился,
Порывом ветра, может, занесло.
Он всеми красками светился.
— А я тут расхворалась, как назло.

Аглая, охая, направилась к окошку,
Потрогала за нижний лепесток,
Поправиться мне только бы немножко,
И тут качнуло будто потолок.

Пошло по организму облегченье,
Прошла отдышка, боль ушла,
Внутри пошли процессы исцеленья,
Тут Марковна как будто ожила.

Румянец засветился во всю щёку,
Исчезла из прически седина,
И боль ушла из сердца сбоку,
На бабку снизошла весна.

Эмалью новой зубы покрывались,
Грудь налилась, как два мяча,
Всё в организме обновлялось,
Спросила Нинка: — _Может, до врача?

— Дойдём давай или доедем,
А хочешь, вызовем сюда,
Таких чудес на белом свете
Я не видала никогда…

Сказала Нинка потрясённо.
— Так это что, из-за цветка?
— Как знать, — ответила спокойно,
Наверно, из-за лепестка.

— Когда его случайно оторвала,
Просила о здоровье я тогда.
— Ты глянь, меня моложе стала,
Как будто было так всегда!!!

Всё Нинка охала и восторгалась
И мяла Марковну со всех сторон,
А та довольная соседке улыбалась,
Вот так цветок, волшебный сон.

— Тебе по виду, лет примерно тридцать,
Тебе же восемьдесят точно не дадут,
Глядишь, найдёшь себе ты принца,
Какого хочешь и за пять минут.

— Может и я здоровьице поправлю?
Вдруг Нинка задала вопрос.
— Давай и Зойку к лепестку прибавим!
— Так отрывай, заказ то прост.

И Марковна сорвала лепесток
И пожелала, чтобы Зойке с Нинкой
Помог, как ей отзывчивый цветок,
Чтоб были бабы как картинки.

Теперь как будто закачался пол,
Счастливо Нинка запищала.
— Вот это да, вот это разговор,
Себе такого я не представляла.

На Нинке кожа натянулась,
Румянец, словно помидор,
И так и эдак повернулась,
Являя молодость, задор.

С Аглаей стали обниматься,
На кухне звонко хохотать,
Друг другом бурно восхищаться,
У Зойки как там всё узнать,

Пришла им мысль одновременно,
Давай искать по кухне телефон.
— Как необычно, необыкновенно!!!
— Всё что угодно, только чтоб не сон!

Две молодухи в стареньких халатах
Придти в себя от счастья не могли,
Как будто две модели из плаката
Легко в хрущёвку со стены сошли.

А в это время во второй больнице
От ужаса кричала медсестра.
— Скажите, что мне это снится,
Ни капли не пила ведь я вчера!

Она старушке из седьмой палаты
Рукою твёрдою колола демидрол,
Качнулись в процедурной вдруг плакаты,
Процесс омоложения пошёл.

С укола что ли он начался,
За три минуты стала молодой.
— Что за укол, так хорошо принялся!
Сказала бабка, топая ногой.

Два года как нога болела,
А от укола вдруг прошла.
Дышалось легче, тело молодело,
Усталость и апатия ушла.

— Спасибо, внучка, за укольчик,
Поеду я, пожалуй, что домой!
Глянь, отпустило даже почки,
Как будто снова стала молодой.

И Зойка шустро с кабинета убежала,
Сидела в шоке на кушетке медсестра.
— Себе укол я сделаю сначала!
Вот это делает лекарство номера.

Все тётки из палаты Зойки,
Узнав, что бабке делали укол,
Мгновенно побросали койки,
Гурьбою повалили в коридор.

У процедурной женщины галдели,
Все дамы со второго этажа,
Уколы чтоб им сделали хотели,
За главврачом уж кто-то побежал.

В пальто заношенном и туфлях,
С седьмой палаты вышла красота.
— Вот эта бабка, гляньте, Ух ты!!!
— Какое средство!! — Не укол — мечта!

Всем не до Зойки уже было,
У процедурной начался коллапс.
— А как узнать чтоб всем хватило?
— Давайте дверь ломать сейчас!

Кричали женщины, стучали,
Толкали дверь руками и бедром,
Из процедурной им не отвечали,
Спала здоровым, крепким сном

Там медсестра под димедролом.
Смотрела сон, как стала молодой
На десять лет от одного укола,
Мужчин своей сражая красотой.

Здоровьем радуя, пугая гардеробом,
Шла Зойка по проспекту не спеша,
Почти растаяли сугробы,
Была погода чудно хороша.

— Пойду к Аглае, ..так решила Зойка.
Как там она, живая или нет?
Была, я помню, у неё настойка,
Не виделась с подругой уж сто лет.

— Дам информацию ей про уколы,
Пусть ляжет во вторую полежит,
Подлечится и будет пусть здорова,
Но главное, не тянет, поспешит…

Бегом взбежала на этаж четвёртый,
Нажала кнопку у звонка,
Взгляд был сияющий, чуть гордый.
— Сейчас подругу удивлю слегка.

Азартно Зойка рассуждала,
Открылась перед нею дверь,
В прихожей Марковна стояла.
— Не ждали с Ниной мы гостей!

— Вам тоже сделали уколы?
Спросила Зойка у подруг.
— Вы молоды, задорны и здоровы,
Как это получилось вдруг?

И ей взахлёб всё объяснили,
По очереди нюхали цветок.
— Вот это, девки, подфартило,
Всё молодое с головы до ног.

Втроём на кухне хохотали,
По сумме скинув сотню лет,
Потом одежды с себя сняли,
Явив собой красивейший букет.

У старого трюмо в квартирке
Стояли три принцессы в рост,
Фигуры словно на картинке,
И разный цвет у всех волос.

Брюнетка жгучая Аглая,
У Зойки рыжая копна,
Коса у Нинки, как седая,
Такой блондинка быть должна.

Глаза из-под ресниц сияют,
Улыбки — голливудская мечта,
Тела здоровье излучают,
Сплошная, в общем, красота.

Устали у трюмо толкаться,
Решили выпить за цветок,
Всё продолжали обниматься,
Тем самым выражая свой восторг.

И начали решать, что делать,
Ведь лепесточков ещё пять,
Икрою может отобедать,
Ризотто что ли заказать?

Менять жилплощадь, гардеробы,
Детей, возможно, нарожать?!
Мужья нужны свершилось чтобы,
Зачатие ж кому осуществлять?

И в планах даже обсуждали
Котов Аглаи превратить в мужчин,
Их года три, как стерилизовали,
Одна из отрицательных причин.

В круиз уехать, кругосветный!
Хотела Зойка на поле чудес.
— Вот Якубович — дядечка корректный,
Оценит он таких принцесс.

— Возьмёт к себе носить подарки,
А может буквы открывать.
— Нужны нам, девки, олигархи,
О чём тут нам ещё мечтать?

Подруг блондинка убеждала:
— Не жизнь начнётся, чистый мёд.
— Давайте пожелаем для начала,
Что каждой евро миллиард придёт.

— А лучше пять, чтобы хватило
На туфли, на помаду и духи.
По десять, это будет мило,
Нам нынче, девки, не до чепухи!

Остановились на тридцатке
И третий дёрнули листок,
И клерку в банке стало жарко,
Когда ответил парень на звонок.

Приятный голосом звонящий уточнил:
— Алло, скажите, я попал в Сбербанк?
На счёт к вам с МВФа поступил
Огромный куш, примите факсом бланк.

Факс зажужжал и выдал документ,
Что к ним на Феоктистова пришло,
Вот только что, вот в этот вот момент,
В десять нолей евробабло.

Почти сто миллиардов евро!!!
Упали на три счёта в их Сбербанк,
У клерка к чёрту сдали нервы,
Не верил факсу он никак.

Отправил скан в центральный офис
И выпил из аптечки корвалол,
Клерк молодой, но уже профи,
Съел он вдобавок валидол.

Пять раз он перечитывал бумагу,
По тридцать миллиардов каждый счёт,
Бросало с жара в холод бедолагу.
— Кому-то в этом городе везёт…

На кухонном столе Аглаи
Возникли три конверта вдруг.
— Дай, Марковна, я прочитаю, —
Звучали в голосе тревога и испуг.

В конверты денежки не влезут,
А сумок с евро сроду не видать,
Их за кого цветочек держит,
Где деньги, семицветик, твою мать?

В конвертах обнаружили три карты,
Записки к ним, указан там пин-код,
На них лежат похоже миллиарды,
Такой вот виртуальный оборот.

За деньгами втроём собрались,
Хозяйственные сумки прихватив,
На улице мужчины улыбались,
Во всём сегодня виден позитив.

Пришли в Сбербанк, талоны взяли,
Процент с карт сняли за полдня,
Им деньги инкассаторы таскали,
От девок взгляд не отводя.

Загружена тележка и авоськи,
В карманах тоже всё битком,
Красотки в бабкиных обносках,
Из кассы двинулись с трудом.

Чтоб женщин оградить от криминала,
В Центральный генеральный позвонил,
Пять экипажей для начала
Начальник отделенья предложил.

Под боком РОВД, за парком,
Примчались через пять минут,
Тут полицейским стало жарко,
Таких девчонок сразу украдут.

Решил майор и вызвал БТР,
В нагрузку дали взвод ОМОНа,
Вот безопасности пример,
Ёж не пройдёт, не пролетит ворона.

В квартиру дам подняли на руках,
Туда же сумки притащили,
Восторг читался у омоновцев в глазах,
Они б за них любого покрошили.

На БТР помчались вместе в Град,
Скупали в бутиках наряды,
Красотки три и взвод ребят,
Они стараться для девчонок рады.

Им в благодарность вертолёт
Подруги после подарили,
Теперь не служба будет, мёд,
Так все б омоновцы служили.

Везли обратно не красавиц,
Катили в город королев,
Тут не убавить, ни прибавить,
А те, всё лучшее надев,

Затмили красотой всех женщин
И погружали в шок мужчин.
Успех был просто сумасшедший,
Бурлил в крови адреналин.

Прошла неделя в ресторанах,
Салонах, спа и бутиках,
Шампанское плескалось в ваннах,
Икра завёрнута в блинах.

Пять раз уже влюбилась Зинка,
У Нинки восемь раз был секс,
Что взять с неё она блондинка,
Снимают так блондинки стресс.

А Марковна устала развлекаться,
Ушла в политику Аглая с головой,
С таким цветком кого боятся,
Могла решить вопрос любой.

Олимпиаду надо в Сочи ?!
Долой четвёртый лепесток,
Трудилась, в общем, что есть мочи,
Почти закончился цветок.

А пятый, чтоб кольцо раскрылось,
Тогда сорвала, не владев собой.
С чемпионатом, чтобы получилось,
Был сорван лепесток шестой.

Седьмой остался, он последний,
Его Аглая очень бережёт,
Команде нашей он для вдохновенья,
Его в финале Марковна сорвёт…

Пименов О. 17.03.17.