Давным — давно, во времена Союза,
Однажды вечером директор КГБ
Читал о забастовке профсоюзов,
Бурчал под нос: – Ну ничего себе…

— Рабочих довели капиталисты,
Туманный лихорадит Альбион,
И если правду пишут журналисты,
Бастующих почти что миллион.

Он вызвал зама, приказал проверить,
Разведать в общем, что да как:
— Тебе лишь, генерал, могу доверить
Прощупать настроение в верхах.

— Есть и так точно, — генерал ответил
И, громко топая, покинул кабинет.
Примерный план он для себя наметил,
Трещал под шагом строевым паркет.

Секретаря он озадачил сразу,
Велел подать все личные дела,
Согласно поступившему приказу,
Та папки ему сразу принесла.

Внимательно он всматривался в лица
И изучал из папок материал,
И вдруг он очень сильно удивился,
Такой удачи он не ожидал.

А с фото прапора секретного отдела,
С загадочной фамилией Босой,
На генерала посмотрела королева
Со стриженной мужскою головой.

Такого генерал не видел сходства,
Хоть много разного он в жизни повидал,
Такой же взгляд исполнен превосходства,
Нос, губы, брови, щёк овал.

Прочтя три раза дело на Босого,
Наш генерал промолвил: – Это он!!!
Парик одеть, побрить усы немного,
Не королева выйдет, сладкий сон.

Босого вызвали, поставили задачу
За месяц вызубрить английский назубок,
Учить ходьбу на каблуках впридачу
И записаться срочно на урок

Манер аристократии нам чуждых,
Какой из вилок нужно рыбу брать,
Ну и подумать, что ещё там нужно,
Чтоб не раскрыться и не подкачать.

Босого возвели до капитана,
Авансом дали звание «Герой».
На островах, дожди где и туманы,
Не будет связи с городом Москвой.

— Вам предстоит в обличье королевы
Работать соло, то есть одному,
И если будут вдруг проблемы,
Крутиться Вам придётся самому.

Босой кивал и говорил: — Так точно!
Честь отдавал и повторял всё: – Есть!
— Не год, не два, Босой, бессрочно,
Ну, надо на дороженьку присесть!

Босого подменили на фуршете,
Елизавету спрятали в мешок,
Случилось это в дамском туалете,
Всё тихо, гладко, в общем — хорошо.

Когда Босой в обличье королевы
Вошёл по-королевски в зал,
Глаз дёргался под шляпой левый,
Весь зал «ВИВАТ» Босому закричал.

Послы, министры, сэры, пэры,
Всех знал Босой и как их звать,
Он был учеником примерным,
Под лифом начал сильно натирать

«Макаров», взял его без спроса
Босой, с собой вдруг, что не так.
Бывают разные вопросы,
И без ствола тогда никак.

Чтоб снять быстрее напряженье
Решил нарушить капитан приказ,
На королеву все смотрели в изумленье,
Когда та водки опрокинув пару раз,

Хрустела огурцом довольно.
К супруге подошёл Филипп:
— Залюбовался я тобой невольно!
Босой подумал: — Я, похоже, влип…

— Ведь это муж мой, королевы в смысле,
Мне говорили, что Филипп – моряк.
От водки путались Босого мысли,
Под взором королевы муж обмяк,

Он с вожделением разглядывал Босого,
Ведь тот был симпатичней, чем жена.
— К чему ведёшь английский, Казанова,
Скорее выброшу тебя я из окна, —

На русском говорил Босой с супругом,
Но монолог вёл молча, про себя.
А вслух сказал: — Пройдусь по кругу,
Ведь гости ждут вниманья от меня.

Он залпом выпил стопку водки,
С собою взял солёный огурец,
Один в один копируя походку,
Пошёл по кругу обходить дворец.

Босой всем улыбался мило,
Кого-то хлопал по спине,
Он делал всё изящно и красиво,
На королевском уровне вполне.

На том фуршете в честь Елизаветы
В роль он вошёл, как в масло нож.
Рулил Босой одной второй планеты,
Как королева был Босой хорош.

С отчётом о проделанной работе
К директору явился генерал,
Докладывал, сверяясь по блокноту,
Как прапорщик наш королевой стал.

Директор рад был и доволен,
Взял в руки «Таймс», вот это молодец!
На фото в центре собран и спокоен,
Стоял Босой, сжимая огурец…

Пименов О. 14.12.16г.