Однажды президенты государств,
Три короля и два султана,
Презрев наличие богатств,
Взяв денег по два чемодана,

Решили в неформальной обстановке
Шашлык пожарить, водочки попить.
На ход ноги искушали по стопке,
Один из королей давай чудить.

Пытались поначалу успокоить,
Но короля на слАбо не возьмёшь,
На всех он принялся злословить,
Из рукава достал он нож

И начал им махать, как саблей,
Тут мысль пришла подать ему коня.
Что говорить, наездник был он слабый,
Потом искали долго короля.

Собрались, подхватили чемоданы,
Гурьбой залезли в вертолёт,
Им вовсе не казалось странным,
Не ведают, куда он их везёт.

Летели долго, приземлились,
И вертолёт мгновенно улетел.
Река, тайга, где очутились?!
Вдруг каждый выяснить хотел.

Конечно, все пытались дозвониться,
На крайний случай скинуть смс,
Не суждено там этому случиться,
Найти чтоб сеть, на дерево залез

Один из двух султанов неуклюже.
Но роуминга нет, хоть обкричись.
— Убежище построить срочно нужно
Спасти и сохранить чтоб жизнь, —

Вдруг предложил один из президентов,
Похоже, что владыка этих мест.
— Но ведь у нас нет инструментов,
Чем будем мы валить здесь лес? —

Резонно тётка на немецком отвечала,
Похоже, раньше канцлером была.
Толпа правителей в молчании стояла,
Чего-то в напряжении ждала..

Ненужными валялись чемоданы,
В них пачки денег, не рубли,
Всем было непривычно, было странно,
Султаны, президенты, короли

В растерянности озирались в чаще.
Лакеев рядом нет и слуг,
Есть комариный писк звенящий,
И есть у всех в глазах испуг..

— А где шашлык, где водка и девчонки? —
Спросил на русском чей-то президент.
— Из женщин, только тётка в пиджачонке, —
Отвесил бабке толстой комплимент

Какой-то негр, в темноте блестя зубами,
Но голос на обамовский похож.
— Друзья, давайте сделаем всё сами, —
Сказал Оланд и перочинный нож

Достал из мятых брюк немедля.
Султан фонариком светил.
— Мы тут надолго, на неделю? —
Один из президентов уточнил.

Он был мордатый, неуклюжий,
И видно, что любитель коньяка.
— Я думаю, что всё гораздо хуже,
Не меньше месяца, наверняка! —

Ему ответил тот, который местный,
Такой, уверенный в себе спортсмен:
— Дышите глубже, воздух тут чудесный!
И личный подал неуклюжему пример.

Мордатый тоже глубоко вздохнул,
Достал из пиджака в два литра фляжку,
Взболтнул, открыл и отхлебнул,
Сорвал с конфеты золота бумажку.

И сделал мощный, но один глоток,
Не предложил, ни с кем не поделился,
Вложил конфетку в пухлый свой роток,
Зарозовел щекой, приободрился.

— Друзья мои! — Он громко вдруг сказал,
— Есть у кого-нибудь сигара?
— А здесь не курят, чтоб ты понимал,
Чтоб не случилось, не дай Бог, пожара.

Пресёк его желания спортсмен,
Ну, президент который местный.
— Курить запрещено здесь всем,
А спорить, возмущаться неуместно.

А в это время наступила ночь,
С реки пришла ненужная прохлада,
Все сбились в кучу, холод превозмочь,
Но в темноте напоминали стадо.

Подняли вороты у пиджаков,
Султаны кутались в халаты,
Светились в темноте глаза волков,
Вонял на всех конфетами мордатый.

Все на рефлексе жались к бабе,
Ну той старушке в пиджачке,
Пристроился мордатый сзади,
Грудь незаметно мял её в руке.

Пыталась на немецком та ругаться,
Тот шепотом сказал ей: — Хенде хох!
Обмякла, перестав сопротивляться,
Шептал ей: – Ты мой колобок…

Так сбившись тесно, встретили рассвет,
Мордатый спал на чемоданах чьих-то,
Из чащи вышел местный президент,
Побритый, отдохнувший, все притихли…

— Я по нужде, совсем недалеко,
В лес отошёл, нашёл там ягод.
Любил их в детстве кушать с молоком
И, главное, поляна совсем рядом.

Спортсмен ответил на немой вопрос,
Тот, что прочёл у каждого во взгляде,
В смущенье, видно, почесал свой нос.
— У Вас пиджак задрался сзади, —

Вменил он мягко бабушке уставшей,
На реку посмотрел: – Какая красота!!!
Страны не встретите вы краше,
Какая мощь, размах и широта…!!!

Тут гости хором начали орать,
Ногами топать, возмущаться,
— Ну будет вам, хорош кричать,
Вы ж сами захотели оторваться

И отдохнуть в спокойной обстановке,
— Мы что, все здесь найдём покой?
-Вы хоть бы выдали нам пледы и циновки! —
Кричали все ему наперебой…

— А где шашлык, где мясо, кто ответит?! —
Орал голодный чей- то президент.
— Ну что вы все, ей Богу, прям как дети,
Циновок нет, но есть брезент..

— Им можно ночью укрываться,
А можно просто сверху лечь,
За мясом нужно по лесу гоняться,
Чтоб из лосЯ потом его извлечь.

— Я не люблю лосятину, что делать?
Как в этом случае питаться мне?
— Тогда бегите за оленем смело,
Вкусней олень на медленном огне.

Разруливал, как мог проблемы,
И бодро на вопросы отвечал:
— Давайте с чемоданов сложим стены!
— Ти нам комфорт и отдых обещать!

— Ти привезти нас в лес дремучий,
И ночью ти куда-то уходить,
Пришёль побритый, ми вонючий,
Ти нам всем врать, нас разводить?!

Кричала на спортсмена злая тётка,
Мордатый ночью ей порвал пиджак.
— Вот лес, в нём мясо, а вот водка, —
И местный снял из-за спины рюкзак.

В нём что- то звякнуло призывно,
Примолкли все, лишь лес шумел.
— Конечно, очень мне обидно, —
Он на гостей с укором посмотрел.

— Я из казны забрал все деньги,
Чтоб нам заправить вертолёт,
Взял водки на последние копейки
Ну думал, отдых будет – мёд.

— А вы меня обидеть норовите,
И говорите грубые слова,
Не нравится, ну не взыщите,
На это есть у каждого права.

Он подхватил рюкзак свой ловко
И зашагал от президентов в лес,
Завыли громко в чаще волки.
— Уйдёт, нас бросит, вот вам крест! —

Вдруг закричал на всех голодный.
— Давайте ему деньги отдадим!
-Да не возьмёт, он очень гордый,
Мы этим только навредим..

— Отменим санкции давайте, —
Вдруг предложил чернявый президент.
— Вы всех сюда не приплетайте, —
Сказал король, закутавшись в брезент.

Спортсмен уже пропал из виду,
Лишь звон стекла его обозначал.
— Сейчас сюда мою бы свиту, —
Султан под нос себе ворчал.

Пять президентов бросились вдогонку,
Один султан, ещё один король,
Кричали: – Не бросай! — спортсмену громко,
И в криках этих была паника и боль.

Ни с чем вернулись, но живые,
Султан в чалму насобирал грибов,
Уставшие, голодные и злые.
— А может, накопаем червяков? —

С идеей выступил мордатый,
И видно было, фляжку доставал:
— Вот помню в детстве, я за хатой,
Больших червей в саду копал.

— Наловим рыбы себе много,
Нажарим, сделаем ухи.
— А я бы съел сейчас миногу!
— Я съел бы даже требухи

Из той миноги, что Вы съели!
— Дам за тушёнку евро чемодан!
Вы — сумасшедший в самом деле,
Как скажут здесь, держи карман

Гораздо шире, чем всем надо,
Тут час назад давали два.
— Ваш чемодан вообще не рядом,
На две галеты хватит вам едва.

Шёл жёсткий торг на чемоданы,
За горсть изюма, за банан,
Союзы рушились и распадались страны
За сыра дольку, семечек стакан.

К обеду развалилось НАТО,
Из блока вышел весь состав,
Всё из-за бабки, что кричала «Надо
Вписать «ВСЕМ ПОРОВНУ» в Устав.

Она, конечно, так себе девчонка,
Но среди всех одна всего мадам,
И неприлично хохотала громко,
Когда сказал: – Конфетку тебе дам!

Мордатый, глазом ей моргая.
Но не срослось, её за виноград
Увёл султан, и та ушла босая,
Смешно топыря толстый зад.

Все выживали, как умели,
Король стирал носки за Доширак,
Кто победней, те траву ели,
Избили негра за Ирак.

В пределах небольшой поляны
Глобально изменился мир,
Ходил мордатый, слегка пьяный,
И денег как всегда просил.

А ближе к вечеру, спортивный
Пришёл обратно с рюкзаком,
Он бодр был, был позитивный,
И пахнул шашлыком и коньяком.

За две сосиски ушла Польша,
За ящик водки весь Индокитай,
Австралия держалась дольше,
Тут или ешь, не хочешь – умирай.

Она ушла за банку майонеза,
Буханку хлеба, тёплые носки,
В секунду стал мордатый трезвым,
Когда за родину брал сахара куски.

Всего три государства на планете
Осталось, так произошло,
Султан где с бабкой, знает ветер,
Всё остальное к местному ушло.

Да и продукты были на исходе,
Который год в стране не урожай,
Закончены все сделки вроде
И миссия – ПРЕУМНОЖАЙ!

Японцам отдали Курилы,
Забрав Японию себе,
Всё было сделано красиво,
Чего ж противиться судьбе?

Пикник закончен, всё спокойно,
Особо радостен султан,
И тётка выглядит довольной,
Все думают, у них роман.

Пименов О.В. 03.12.2016г.