Однажды серый волк голодный
Сидел под ёлкой и грустил,
Он съесть готов был, что угодно,
Да хоть бы молока попил.

Но рядом не было коровы,
Овец, баранов и козлов,
И волк под ёлкой бестолково
Смотрел уныло из кустов.

Вдруг закачались ветки вербы,
Что на поляне с краешку росла.
Шерсть сразу дыбом, дыбом нервы.
Кого нелегкая там принесла?

Нелегкая доставила ребёнка,
Точнее девицу, лет двадцати,
Увидев серого, представилась: – Алёнка!
Скажи мне, волк, как к бабушке пройти?

Волк честно показал дорогу,
В лесу бабулю каждый знал,
Испытывал волк смутную тревогу,
Напрасно путь девице показал.

Берет та на затылок сдвинула,
В цвет вишни спелой головной убор,
Рюкзак огромный на плечах подкинула,
Явив здоровье волку и задор.

Кивнул волк на рюкзак: – Тяжелый?
— Своё не тянет, – получил в ответ,
— Какой- то, волк, ты не весёлый,
Облезлый, тощий, как скелет.

Насколько гибкость позволяла,
Волк осмотрел себя вокруг.
Аленка ствол из-за ремня достала,
Чем вызвала у серого испуг.

От неожиданности хищник вздрогнул,
Попятился, уперся в дуб спиной.
— А ты, зубастый, вот так смог бы?
И с разворота сбила сук ногой,

Торчал который над ушами волка.
Тот в ужасе зажмурился и лёг.
— Давай вставай и сбегай к ёлке!
Поставь там шишку на пенёк!

Волк осознал, что убивать не будут,
И быстро выполнил приказ.
Стучали громко в пасти зубы,
Прикрыв когда красиво глаз,

Аленка пулей шишку сбила,
Изящно ствол за спину убрала,
Стрелять она умела и любила,
И шансов шишке с ёлки не дала.

Сняла рюкзак, достала свёрток:
Консервы, сало, пирожки,
Два апельсина крупных, жёлтых,
Играли волка марш кишки.

— Давай садись, как приказала!
Давно волк сытно так не ел.
— Ну что, волчара, лучше стало?
Тот на Аленку посмотрел

Довольно, сонно, благодарно,
Клонило волка сильно в сон.
— Ну хорошо, теперь о главном,
Ударим разом с двух сторон..

Каких сторон, кого ударим?
Давно волк никого не бил,
Был добр он, к тому же старым,
И, отродясь, оружье не носил.

— А с кем конфликт, с твоей бабулей?
Агрессии я в ней не замечал.
Едят из рук её ежи и гули,
Таких я славных бабок не встречал,

Был бы ежом, то жил у бабки,
И регулярно пищу принимал,
Спал под крыльцом, носил ей тапки,
И точно горя никогда не знал.

Алёнка волка речь прервала:
— Пришло от бабушки письмо,
И в нем бабуля написала,
Что плохо ей и тяжело.

Ведь дом её пытаются отнять,
Переселить в овраг под кустик,
Хочу я этим планам помешать,
Давай вставай, а то мы их упустим.

Пружинисто он на ноги вскочил
А, может, ему просто показалось.
Избыток сил волк сильный ощутил,
Шерсть на загривке иглами поднялась.

Как ветер мчались бабке помогать,
Волк приотстал, дыханье сбилось.
Еще немного нужно поднажать,
Об рёбра сердце колотилось.

Язык отвис, как знамя телепался,
Болтался сзади хвост сам по себе,
Обед в желудке бился и качался,
Как лодка в шторм на бешеной воде.

Аленка шла уверенным аллюром,
Бугрились ягодицы, как мячи,
Ей, видимо, не чужда физкультура,
Как конь орловский по тропинке мчит.

Всё, прибежали, бабкина избушка.
Решил кто бабку в чаще поселить?!
Внутри посуды звон и хрип старушки,
Наверно, бабку начали душить..

Алёнка пулей на крыльцо влетела,
Волк трупом тут же у крыльца упал,
Ногой взмахнула, дверь с петель слетела,
Внутри от ужаса мужчина закричал.

По звукам судя, в доме было жарко,
Трещало дерево, и лопалось стекло,
Упала рядом с волком кофеварка,
Устало волк подумал: – Повезло…

В избе кричали, сыпались удары,
С оконной рамой вылетел мужик,
На слабость несмотря и то, что старый,
Издал волк жуткий, громкий рык.

Вернее, попытался неудачно,
Похоже было на шипение змеи,
Атаковать решил волк однозначно,
Толкнулся лапами он мощно от земли..

В прыжке хотел вцепиться в горло,
Клыками острыми врага порвать,
Потом зайти в избушку гордо
И бабке с внучкой о победе рассказать.

Не задалось, прыжка не получилось,
Сил не было, и сильно хвост мешал.
Чтоб к внучке не попасть в немилость,
Подполз к врагу и сильно сжал

На горле мужика беззубо дёсны,
Тот благо без сознания лежал,
Мужик был, видимо, серьёзный,
Когда в сознанье пребывал.

В дому тем временем затихло,
Алёнка вышла на крыльцо
Увидев серого, сказала: – Лихо
Расправился ты с этим молодцом!

В избе его я стулом била,
Когда сломала, била утюгом,
Еще немного точно б пристрелила,
Но врезала удачно кулаком.

А со вторым мне было проще,
Скрутила гада я за пять минут,
Хотя он этого в два раза толще,
Всё угрожал: — Они меня порвут.

Волк пасть разжал, брезгливо сплюнул,
Спросил Аленку: – Как бабуля там?
— Ругается, что больше нет посуды,
И мебель всю разбили в хлам.

Алёнка берцами притопнула,
Берет поправила на голове,
По лбу себя ладошкой хлопнула:
— А сколько времени в Москве?

Сама себе вопрос задала,
У волка сроду не было часов.
— На связь я с ОДОНом выйти опоздала,
Влетит от командира, будь здоров!

Ни разу волк подобного не слышал,
Спросил Алёнку, что за командир?
— С таким как наш, нам сутки до Парижа!
Включила рацию и слушала эфир.

— А говорила что ты там про реку?
Рыбачила ты что-ли на Дону??
— Ну ты сказал, зубастый, вот потеха,
Смотри, не ляпни с дуру никому.

ОДОН – дивизия, а я боец спецназа.
Алёнка волка озадачила вконец:
— А я то думаю не девка, а зараза,
Бой баба, в смысле огурец!

Волк, видя то, как хмурится Алёнка,
В эпитетах запутался совсем,
На волка глядя, рассмеялась громко:
— Не парься, серый, нет проблем!

Тут на крыльцо явилась бабка,
За шиворот тянула мужика,
Он в бессознанье чмокал сладко
Губами, словно выпил коньяка.

Увидев волка, радостно кивнула,
Мужчину бросила, как сена сноп:
— Спасибо, внученька, что заглянула,
И серому спасибо, что помог.

Волк приосанился, но густо покраснел,
Румянец выступил пятном на шерсти,
Тут вертолёт к избушке подлетел,
Пригнув траву винтами круговерти.

Из вертолёта вышел строгий дядька.
Подумал волк, наверно, командир,
Сказал Алёнке: — Ты давай присядь-ка!
Ей приказал, а, может, попросил:

— Предупреждал, не рисковать, Алёнка,
Переть одной не нужно на рожон!
— Я не одна! — и помахала волку:
— Помог мне в этой схватке он.

Хвалили волка, лапы жали,
В подарок дали пистолет,
Не понял, вверх зачем кидали,
Вручили краповый берет.

Смущался волк, краснел, стеснялся,
Просил сухпай ему отдать:
— Я месяц шишками питался,
Хочу я сытым засыпать.

Ему отдали всю тушёнку,
Шмат сала, ящик колбасы,
Обнялись на прощание с Алёнкой,
Слеза солёная скатилась на усы.

Риэлторов, что не пришли в сознанье,
На борт забросили, как на кровать,
И полетели снова на заданье,
Не смел никто чтоб бабушек пугать.

Пименов О. 05.08.16г.