— Парус, справа по борту! —

Громкий крик взбудоражил всех.

— Бросайте работы все к черту!

Боцман, свистать всех наверх!

 

Готовьте орудия к бою,

Левый и правый борт!

Клянусь своей бородою,

С добычей вернёмся в порт!

 

Радостным криком пираты

Капитана встретили речь.

— Готовьтесь к драке, ребята,

Сегодня по палубам течь

 

Потокам горячей крови,

В плен никого не брать,

Каждому будет доля!

— Зубами их будем рвать! —

 

Боцмана кок заверил,

Он очень любил абордаж,

С двумя топорами зверем

Входил в кровавый кураж.

 

Рубил людей, как капусту,

Когда готовил обед,

Тела рассекая с хрустом

От шляпы и до штиблет.

 

Тащил абордажные крючья

Рыжий громадина Пит,

С бычьею шеей могучей,

Шрамами густо покрыт.

 

Очень любил Пит женщин,

Пленниц с чужих кораблей,

С ними он не был сердечен,

Он их не считал за людей.

 

На тех, кто терял сознанье,

Забортную воду лил,

Не выдержав истязаний,

Растратив остатки сил,

 

Сходили с ума его жертвы,

Несчастных бросал он за борт.

Крик обрывал предсмертный

Акулий зубастый рот.

 

Боцман своё предпочтенье

Золоту лишь отдавал,

Он был всегда в настроенье,

Когда с убитых срывал

 

Перстни, кольца, кулоны,

Цепи и серьги с ушей

И добивал тех, кто стонет,

Раненых в схватке людей.

 

На всех парусах пытался

Флейт от пиратов уйти,

За дочь и жену боялся,

Всё думал, как  их спасти

 

Капитан торгового флейта.

Как знал, не хотел их брать,

Но не было силы в ветре,

Их быстро сможет догнать

 

Шхуна под чёрным флагом,

И некому им помочь.

Сердце сковало страхом,

К нему обратилась дочь:

 

— Отец, за нас ты не бойся!

Живыми им нас не взять,

Спокойно к схватке готовься,

Дай пушки приказ заряжать!

 

Сделаем вид, что сдаёмся,

Вели  убрать  паруса.

С помощью Божьей прорвемся,

Помогут нам небеса!

 

Стыдно отцу вдруг стало,

Что битву в душе проиграл.

Не страшно, что пушек мало,

Теперь он драться  желал.

 

Собрал капитан всю команду

И план морякам изложил,

Будем топить эту банду,

Каждый на судне решил:

 

— Встретим их правым бортом,

Все пушки тащите сюда!

Отправим к морскому чёрту,

Пусть поглотит их вода.

 

Под  ватерлинию  врежем,

Залпом проломим им  борт,

Шрапнелью на палубе срежем,

На абордаж кто пойдет!

 

Пока продолжалась погоня,

К схватке готовился флейт,

Каждый в команде понял,

Что лучше в бою умереть.

 

Все ближе пиратская шхуна,

Оттуда свистят и кричат,

Кого не оставит  фортуна,

Мертвые будут молчать.

 

К встрече  готовы на флейте,

Прислуга у пушек ждёт,

Чтоб их никто не заметил,

Спрятались люди за борт.

 

Бьёт в сторону флейта пушка,

Хотят, чтобы лёг он в дрейф.

Не видят  пираты ловушку,

Что паника, только блеф!

 

По палубе бегают люди,

Слышится женский крик,

Очень Пит женщин любит,

Затейник-садист, озорник.

 

Начал терять флейт скорость,

Убраны все паруса,

Изображая покорность,

Не поднимая глаза,

 

Людей на торговце горстка,

На лицах читался испуг.

С ними поступят жёстко,

Свидетелей нет вокруг.

 

Флейт на волне развернуло:

— Заходим под правый борт!

Крючья на солнце сверкнули,

Впиваясь в корабль  легко.

 

Со скрипом открылись порты,

Пушечный мощный  залп

Пробоину внизу борта

Мгновенно образовал.

 

По палубе из картечи

Ударили пушки купца,

Сметая пиратов, калеча,

Летели куски свинца.

 

По флаги окутало дымом,

И что там, не разобрать.

В атаку неудержимо

Пошла пиратская рать.

 

Запутавшись такелажем,

Дерево мачт круша,

Друг друга тросами вяжут,

Уже никуда не спеша.

 

Два судна посреди моря,

Крючья  друг в друга загнав,

На палубах скользко от крови,

Здесь кто сильней, тот и прав.

 

Приняла шхуна пиратов,

Тонны забортной воды,

Тянула она за канаты

Флейт в пучину волны.

 

Тонет пиратское судно,

Флейт забирая с собой,

Предугадать не трудно,

Общий конец роковой.

 

Медлить уже чревато,

Каждый тут понимал,

И капитан бородатый

Приказ пиратам отдал:

 

— Канаты рубите быстрее!

Шхуна утянет нас  всех!

Кинулись к мачтам на реи,

Карабкаясь быстро вверх.

 

Ослабили натиск пираты,

Выбора нет у них.

Остервенело канаты

Рубили на мачтах чужих.

 

Защитники флейта знали,

Был выбор лишь как умереть,

Пиратов с собой желали,

Забрать в пучину успеть.

 

С новою силой схватка

На палубе началась,

Сил не жалея остатки,

Горстка матросов дралась.

 

Разрублена связь канатов,

Обломками мачт качнув,

Шхуна на фоне заката

Быстро пошла ко дну.

 

Убита в людях надежда,

Со шхуной на грунт ушла,

Пропитаны кровью одежды,

Обильно из ран она шла.

 

Нет сил и желанья сражаться:

— Мы сделали, что могли!

Давайте, друзья,  прощаться,

Почти все из нас полегли!

 

Со звоном падали сабли,

Шпаги, ножи, топоры.

Руки от рубки ослабли,

По палубе волокли

 

Кричащих от ужаса женщин,

За волосы  дочь и мать.

Пираты срывали с них вещи,

Им долго их всех ублажать.

 

— Девку  тащи к капитану,

А бабу оставь для всех!

Когда от неё он устанет,

Отдаст её нам для утех!

 

В луже из собственной крови

Флейта лежал капитан,

Он умер от ран и горя.

Залез и к нему в карман

 

Боцман пиратов, алчный,

С рук его кольца снимал,

С хрустом отрезал смачным

Палец, где перстень застрял.

 

В живых из команды флейта

Восемь всего человек,

Петли на шеи надеты,

Вешать их будут всех.

 

Шарить в чужих карманах

Боцман пиратов устал:

— Ведёте себя вы странно, —

Команде своей сказал:

 

— С этих двоих снимите

Петли пеньковые с шей!

Или вы сами хотите

Всё здесь очистить быстрей.

 

Все трупы к акулам за борт,

С палубы  кровь отмыть,

Работают пусть, как мавры,

Их сможете позже убить.

 

Смерть отступила от юнги,

И с плотника сняли петлю.

На флейте он был самый юный,

Нёс службу исправно свою.

 

Плотник, напротив, был старый,

В море ходил он давно,

С седой шевелюрой косматой,

С сутулой, но сильной спиной.

 

А шесть остальных несчастных

Задергались в петлях своих,

Их танец последний ужасен,

Страшной гирляндой  затих.

 

— Эй вы, поганые  свиньи,

Работать, только бегом!

Юнга, оставь унынье

И горе своё на потом!

 

Плотник шепнул мальчишке,

Тот очень напуган был:

— Вот оно, как всё вышло, —

Смех раздавался с кормы.

 

Там возле жены капитана

Стояли пираты гурьбой:

— Какая шикарная дама, —

Шутили они меж собой.

 

Ей целую кружку рома

Вылили силой в рот,

Чтоб больше было задора

Пиратам дарить любовь.

 

Под градом ударов таскали

Плотник и юнга тела,

Акулы у борта шныряли,

Вниз с палубы кровь текла.

 

Вместо испанского флага

Повесили черную ткань,

Стал флейт пиратом-бродягой,

Платя победителям дань.

 

 

Пименов О.  22.07.2016г.