Пришла печалька, объявила кризис:

— Всем плохо будет, — буркнула она

— Покаялись бы вы и помолились

Жива надежда, но  обречена.

 

За ней припёрлась грусть, вся в чёрном:

— Все нас не любят, санкции ввели..

Не громко молвила, но обреченно:

— Не купишь дырку от баранки за рубли.

 

Вползла беда, похожа на гадюку,

Шипит и ядом брызжет изо рта:

— Как жить теперь и кто подставит руку,

Ждёт униженье нас  и нищета..

 

Втащили на носилках безысходность,

Та молча плакала, глядела в потолок,

Во взгляде пустота и обречённость,

Промок от слёз насквозь  её платок.

 

 

 

 

Унылых тёток я окинул взглядом

И сразу сформулировал вопрос:

— А почему печаль с огромным задом?

Как вышло так, что у беды отрос

 

Огромный третий подбородок?

Где безысходность аллигаторов взяла?

Сшил ей носилки мастер – самородок,

Когда  ему  три шкуры принесла.

 

— Скажи мне, грусть, откуда эта сумка,

Которую  создал Луи Виттон?

Сидела тихо, не издав ни звука,

Потом вскочила, вышла на балкон.

 

Затихла на носилках безысходность,

Ушла беда, дверь тихо затворив,

Печаль сказала:  — Потерял возможность

Ты с нами по душам поговорить..

 

Ушла, с собою прихватив носилки,

И выпятив смешно свой толстый зад,

С ней безысходность шла в обнимку,

Стучала каблуками  невпопад.

 

Закрыл я дверь на все засовы

И пиво с холодильника достал,

Денёк сегодня выдался тяжёлый,

От этих дам я малость подустал.

 

Открыл бутылку, выпил залпом,

Закрыл от удовольствия глаза,

Почувствовал вдруг дыма запах,

Из кухни в комнату я кинулся назад.

 

Открыт балкон, там кто-то курит,

В окне проёма  женский силуэт.

Там грусть стоит и брови хмурит,

Не лучший она выбрала момент,

 

Дымить чтоб на моём балконе,

Вот — вот  должна прийти жена,

Ей объясняю на доступном лексиконе,

Что грусть в моей квартире не нужна.

 

Она давай со мною пререкаться,

Доказывать, что в корне я не прав,

Печально стала улыбаться,

Мне демонстрируя унылый нрав.

 

Я выкинул  с балкона сигареты,

Засунув прежде грусти их в карман,

Мелькнули в воздухе её штиблеты,

Окончен невесёлый  наш роман.

 

Пришла жена усталая с работы,

Но радостно блестят её глаза,

Я приготовил милой антрекоты

И о дневном визите рассказал.

 

За обе щеки мясо уплетая,

Она счастливо улыбалась мне

Весёлая, любимая, родная

Ты лучшая из женщин на земле..

 

 

06.04.16. Пименов О.В.