Топот ног по старой усадьбе,

Что была родовым гнездом,

Суета, все готовятся к свадьбе,

Рыжий кот сладко спит под столом.

 

Он стащил из запасов утку,

Ту, что в яблоках запекли,

Приволок за собачью будку

И сожрал, изваляв в пыли.

 

Утка мирно покоится в брюхе,

Кот топорщит во сне усы,

Опрокинул на новые брюки

Толстый свёкр поднос самсы.

 

Тамада реквизит проверяет,

Что для конкурсов припасён,

Музыканты колонки таскают,

Тесть ногой зацепил микрофон.

 

Все голодные и на нервах

С нетерпением ждут молодых.

С декольте на размере первом

Семенит на ногах кривых

 

Мама Насти, невесты нашей,

Через зал она тащит поднос.

Нет на свете женщины краше

Над губой полоска волос!

 

Ведь сегодня она стала тёщей,

Как же плакала в ЗАГСе она,

Кто в хозяйстве сможет помочь ей,

Никому то   она не нужна.

 

Тесть жену по плечу похлопал,

Чуть ключицу ей не сломал,

Тёща мчит по залу галопом.

Вдруг с наружи кортежа сигнал,

 

Из машин выбираются люди,

В большинстве своём молодёжь,

А на них, с караваем на блюде,

Прёт свекровь, от неё не уйдёшь.

 

За женой поспевает, как может,

Её муж, в жирных пятнах штаны,

Его смутно сомнение гложет,

То, что пятна почти не видны.

 

Наступив на подол платья белого,

Из машины вылез жених,

От шампанского слишком смелая

Настя мужа бьёт локтём под дых.

 

И попала ему по сплетению

То что, солнечным люди зовут,

Как подкошенный,  в траву коленями

Он упал,  «Вася, глянь, сына бьют!»

 

Закричала свекровь зычным голосом,

Каравай покатился из рук,

Ухватила невестку за волосы

Та упала, сломала каблук.

 

Катался по траве клубок из женщин,

Пока не ясно, кто одержит верх,

Свекровь невестке локтем била в печень,

Старалась Настя болевым развить успех.

 

Стопу крутила жёстко маме мужа,

Свекровь старалась ухо прокусить,

В порыве схватки закатились в лужу,

Пытаясь в ней друг друга утопить.

 

Пред парадным входом в усадьбу,

Что стоит на земле сотни лет,

В рукопашной рубилась свадьба,

Затоптав невесты букет.

 

Прибежал тамада с микрофоном ,

И давай к миру всех принуждать,

Часть гостей катилась по склону,

Что, сцепившись, успели упасть.

 

Изорвав  костюмы и платья,

Чуть помяв дорогой лимузин,

Отбив руки об головы, свадьба

Поднималась из местной грязи.

 

Все как рыбы хватали ртом воздух,

Кашлял тот, кто много курил,

По лицу растерев кровь и слезы,

Тесть к застолью гостей пригласил.

 

Растерзанные гости чинно сели

За красиво накрытый стол.

Все молча пили, молча ели

Опять налили, разговор пошел…

 

«Передайте, пожалуйста, водку!»

«Дорогой, ты много не пей»

«Валь, тут что, в салате селедка?»

«Глеб, ты мне коньячку налей!»

 

Тамада в центр зала вышел,

Не помят и не бит, слегка пьян:

« Я хочу, чтобы каждый услышал,

Мы сегодня порвём баян

 

Не об голову баяниста,

Нам сегодня достаточно драк!»

Улыбался свидетель лучисто

Несмотря, что под глазом синяк.

 

«Я прошу наполнить бокалы

И поднять их за молодых!

Пусть у них будет горя мало

Счастья много пусть будет у них!»

 

Тамада за тост выпил стоя

И об пол разбил свой бокал,

Как один поднялось застолье,

Выпив, «Горько» тесть закричал.

 

Пол дрожал в дворянской усадьбе

Так плясали, что «Тодес» курил.

Веселее не видел я свадьбы

От Москвы и до самых Курил.

 

Пименов Олег